a7ba2b4f     

Бутанаев Антон - О Работе, О Семье, О Весне - О Разном



Антон Бутанаев
О РАБОТЕ, О СЕМЬЕ, О ВЕСНЕ... О РАЗНОМ ( антиромантика )
Понедельник, как известно, день тяжелый. Особенно, если это не поне-
дельник, а воскресенье, на которое перенесли рабочий день. Сознание того
факта, что понедельник будет лишь завтра, а работать нужно уже сегодня,
точит и гнетет душу. Особенно тяжело это в мае, если почки набухли, если
до импотенции далеко, как до Берлина пешком, и если посмотрел вчера
фильм с голыми женщинами, и если работа особенно и безнадежно надоела. И
вот сидит он, 100% мужчина, на стуле, на кресле, либо на скамейке. Может
быть, стоит. За компьютером ли, за станком, держит ли в руках циркуль
или лекало, без разницы, но кровь приливает, сердце стучит, а телефон,
изредка звоня, заставляет нервно дергаться в память о некогда любимой
женщине, вышедшей теперь замуж за менеджера по продажам чего-то. Кажет-
ся, что жизнь летит к чертям собачим ( псу под хвост ) и уверенность от
того, что мучительная боль от ее прожития поджидает на смертном одре,
крепнет и сильнеет в молодом орагнизме. Хочется туда, на улицу, за
пыльное стекло, на волю, на тротуары, в метро, на такси, к женщинам. Хо-
чется женщину. Хочется любить и быть любимым. По настоящему, как пишут в
книжках, как бывает только раз в жизни; и на всю жизнь.
И вот, некий представитель рода человеческого, особенно чувстви-
тельный к недельному циклу ( а иными словами говоря, к отрицанию пого-
ворки "понедельник день тяжелый" ), разбил-таки злополучное стекло. И
вовсе не в том дело, что отрицание слов "понедельник день тяжелый" вовсе
не означает, что "воскресенье - день легкий", оно может означать либо
"воскресенье - день еще более тяжелый, чем понедельник" либо "воскре-
сенье - ночь темная, хоть глаз выколи" либо еще что-нибудь с равной до-
лей вероятности; и не в том дело, что стекло, откровенно говоря, разби-
лось само, посредством порыва ветра и града, творившегося в сей момент
за стенами учреждения, приютившего нашего героя, а в том, что аэродина-
мическим приложением сил высосало нашего милого человека из здания, бро-
сило на улицу, и спало ему жизнь провидение, подвернув под ноги ему
прекрасную незнакомку. ( В скобках стоит упомянуть, что философское кре-
до ее ( незнакомки ) совпадало несколько с кредо нашего героя, а зарпла-
та отличалось в меньшую сторону раза этак в полтора ). И была ночь люб-
ви, и обещания жениться звучали клятвенно ( а так же и не менее клятвен-
но выйти замуж с женской стороны ), и еще множество чего случилось тог-
да; и настал понедельник.
А понедельник, как известно, день тяжелый. И жена, как объект бытия,
в такой день ( особенно жена с параллельным философским кредо ) не осо-
бенно катит, если к тому же не умеет приготовить как следует кофе; и
размер лифчика ее оказался недостаточно обширен. "Что же теперь ? Весна
кончилась ?" - спросите Вы. Отнюдь. Календарная весна в самом разгаре, и
никакой понедельник не сможет этого факта умалить. Весна исчерпалась
вместе с гормональной бурей в теле нашего героя, и в мозгу его; и он
посчитал за счастье броситься назад, на работу, на волю, как ни парадок-
сально это звучит; выдумав в оправдание перед совестью кучу гениальных
алгоритмов, которые возведут его впоследствии на ранг выше по служебной
лестнице. Только ( зато ) героиня вышла из этого весеннего сумашествия
вроде бы победительницей, пройдя через ЗАГС и роддом, через обязанности
жены, она все же смогла не вернуться на работу тем понедельничным утром,
нарушив, таким образом



Назад