a7ba2b4f

Бурышкин П А - Москва Купеческая



П. А. БУРЫШКИН
МОСКВА КУПЕЧЕСКАЯ
Посвящается дочери моей О. П. Абаза
ОТ АВТОРА
Эта книга - прежде всего - мои воспоминания. Мне пришлось быть свидетелем
и участником жизни торгово-промышленной Москвы в самые "ответственные" годы, с
1912 по 1918. Свидетелем я был и ранее, в сущности говоря, с тех пор, как себя
помню, а с 1904 года я уже мог систематически следить за московской
общественной жизнью, исполняя как бы обязанности секретаря моего отца по
общественным делам. Общественная деятельность меня интересовала с самых
детских лет; можно сказать, я к ней готовился, внимательно прочитывая бумаги и
документы, которые посылались моему отцу, а их было немало. Это мне помогло
самому вступить в общественную жизнь подготовленным.
Выше я назвал годы войны и годы февральской революции "ответственными". По
отношению к представителям торгово-промышленной Москвы это не подлежит
сомнению. Для них эти годы, в особенности период февральской революции, были
временем чрезвычайного оживления их общественной работы, и они несут
несомненную ответственность за ход и исход событий. В силу этого мне казалось
целесообразным выйти за рамки описания того, "что глаза мои видели". Чтобы
по-настоящему понять почему случилось так, а не иначе, нужно знать историю и
ту атмосферу, в которой за последнее время складывалась жизнь
торгово-промышленной Москвы. Нужно знать и ее "личный состав", чтобы оценить,
почему те, а не другие, оказались во главе движения. Обо всем этом никаких
общих трудов пока нет. Зато очень много материалов. Даже за рубежом их более
чем достаточно. Конечно, кое-чего не хватает, но все-таки, в Париже, где
имеются прекрасные русские книгохранилища, работать можно.
Думаю, что писать таковую историю мне, как говорится, "сам Бог велел". Не
знаю, кто бы теперь мог за эту работу взяться. Нас, "свидетелей истории",
осталось не много, и все в больших годах. Мне 66 лет, а я один из самых
молодых.
Должен прибавить также, что с молодых лет я мечтал написать историю
московского купечества. Первый, кто мне советовал это сделать, - Ал. Апол.
Мануилов, мой учитель экономики. Советовал и А. А. Кизеветтер, с которым
вместе готовили мы юбилейное издание по истории Нижегородской ярмарки. Я и
начал готовиться: собирал материалы и по истории Москвы, и по истории русской
торговли. По истории Москвы мне уже удалось собрать изрядную коллекцию,
которая, как слышал, составляет базу музея города Москвы, находившегося одно
время в помещении Английского клуба, на Тверской. В моей коллекции были весьма
ценные вещи.
Из моих близких мне всегда советовала написать эту книгу моя дочь, почему
я и посвящаю этот труд ей.
ВВЕДЕНИЕ
Сколько их? Куда их гонят?
И к чему весь этот шум?
Мельпомены труп хоронит
Наш московский толстосум.
Так приветствовал один из известных московских адвокатов создание
Художественного театра. Незадачливый поэт оказался, правда, плохим пророком:
Художественный театр Мельпомену не похоронил, муза сценического искусства,
вероятно, считала его одним из лучших своих детищ, прославивших ее по всему
свету, но не это беспокоило автора шутливой пародии. Он хотел высмеять то
обстоятельство, что одним из создателей нового театра был "толстосум",
московский купец. В самом деле, Константин Сергеевич Алексеев, по сцене
Станиславский, принадлежал к одной из самых почтенных и самых культурных
московских купеческих фамилий. Такое отношение "интеллигентских" кругов к
людям купеческого происхождения и к купечеству вообще было



Назад