a7ba2b4f     

Буркин Юлий - Какукавка



Юлий Буркин
Какукавка
И вот тут он берет в руки череп, смотрит на него и говорит... Говорит...
О-о!.. - застонал, отбросив перо, Шекспир, вскочил и заходил по комнате. -
Говорит...
Он остановился возле входной двери и, раскачиваясь, пару раз несильно
ударился головой о косяк.
- Говорит... - тоскливо протянул он вслух. - Что?!
Тук-тук-тук - постучали молоточком в дверь.
Кто бы это мог быть в столь поздний час? Однако Вильям Шекспир не
отличался особой осторожностью: ведь скорее это мог быть какой-нибудь
друг-актер с бутылочкой вина, нежели неизвестный враг. Даже не спрашивая, кто
там, он отодвинул засов.
На пороге стоял юноша в странной одежде, явственно выдающей его нездешнее
происхождение.
- Добрый вечер, сударь, - кивнул ему хозяин. - Вы ищете Вильяма Шекспира,
сочинителя, или же вы ошиблись дверью?
- Нет, нет, - откликнулся тот с чудовищным акцентом. - Я есть очень нужен
Шекспир. - И добавил: - Именно вас.
- И зачем же, смею поинтересоваться, вам понадобился скромный постановщик
представлений для публичного театра? - осведомился Шекспир, отступая, чтобы
пропустить странного незнакомца внутрь.
Теперь, при свете трех горящих свечей, он смог внимательнее разглядеть
своего посетителя. Тот был молод, лет двадцати двух, двадцати трех, не более,
и тщедушен телом. На носу его красовалось диковинное приспособление для
улучшения зрения - очки, о которых драматург доселе знал лишь понаслышке, а
одежда гостя была нелепа до комизма... В руках он держал нечто, напоминающее
мешочек из странного, очень тонкого и блестящего, как шелк, материала.
В целом же незнакомец не производил впечатления человека умного или хотя
бы богатого... А труппа ждет рукопись... Шекспир нахмурился:
- Не примите за неучтивость, однако я вряд ли смогу посвятить вам много
времени... - начал он.
- Много не хотеть, - перебил его незнакомец. - Мало, очень мало я хотеть
времени вас.
- Ну и?.. - спросил Шекспир, не сдержав улыбки. - Чем же могу быть
полезен?
- Что вы писать? - спросил незнакомец, указывая на листы бумаги на столе.
- А вам, сударь, какое дело?! - Шекспир встал так, чтобы заслонить стол. -
Не агент ли вы соперников "Глобуса"? Или вы - шпион этого подонка Роберта
Грина, который насмехается надо мной в памфлетах, пользуясь благорасположением
знати?!
- Нет, я хотеть помочь, - юноша в очках приложил свободную руку к груди,
широко улыбнулся и покивал. - - Я есть. Я мочь.
- Вряд ли найдется на свете некто, способный помочь мне, горько усмехнулся
Шекспир. - Впрочем... Если вы настаиваете, я могу рассказать вам о своей
теперешней работе, тем более что в ней нет секрета, и идею не украсть, ведь
она не моя. К тому же я зашел в тупик и вряд ли смогу продолжать. Не знаю,
зачем вам это нужно, но извольте. Может, в процессе разговора придет
спасительная мысль... Хотя вряд ли... Присядьте, кстати.
Хозяин указал странному гостю на низенькую кушетку, а сам уселся напротив,
на обитый потертым синим бархатом стул.
- Итак, за основу пьесы для театра, пайщиком которого я являюсь, я взял
историю, рассказанную датчанином Саксом Грамматиком и пересказанную этой
бездарью Томасом Кидом в пьесе о датском принце, симулировавшем
сумасшествие...
- "Гамлет", - кивнул устроившийся на кушетке незнакомец в очках.
- Ах, так?! - вскричал Шекспир, вскакивая со стула. - Выходит, вы видели
ту скверную поделку, где призрак короля кричит и стенает, взывая о мести так
жалобно, словно торговка устрицами, которая чувствует, что её товар приходит в
не



Назад