a7ba2b4f     

Буренина Кира - Из Записок Переводчицы



КИРА БУРЕНИНА
ИЗ ЗАПИСОК ПЕРЕВОДЧИЦЫ
ШЕРРИ ЛЕДИ
Ключ никак не хотел влезать в замочную скважину. Я только что вернулась с часового турне по близлежащим магазинам, и, понятное дело, не с пустыми руками. Три огромные сумки важно привалились к двери своими крутыми боками.

Наконец замок и ключ вошли в контакт, щелчок — и я дома. Уже в прихожей меня оглушила звуковая волна — это был не то Децл, не то Земфира. С тех пор как я вышла замуж за бывшего хоккеиста, большого меломана Сашу, я вообще перестала разбираться в музыке.

Сейчас мой муж возлежал на диване и балдел. Увидев меня и сумки, он вскочил и, выудив банку пива, сообщил:
— Звонили эти, с паразитологии. Просят, чтобы ты им скорее высылала перевод.
Я в сердцах хлопнула дверцей холодильника:
— Да выруби ты эту музыку! Ну когда я все успею?! Саша насупился, взял меня за руку и повел в комнату.
Выгребая словари и учебники из секретера, он приговаривал:
— Ты работай, работай, я мешать тебе не буду и обед приготовлю, лады?
Я обреченно уселась за компьютер, но доклад доктора Адлера для конференции паразитологов не лез в голову. Мысли витали вокруг совсем других проблем.
Через пятнадцать минут дверь комнаты приоткрылась, в щель заглянул Саша и тихо позвал:
— Мариш, а Мариш...
Только сейчас я ощутила, что в квартире пахнет горелым. По кухне витал сизый чад, по плите, шипя и пузырясь текла бурая жидкость. На столе лежала поваренная книга французской кухни XVII века, купленная по случаю у букиниста, раскрытая на «руанском соусе покоролевски». А за спиной виновато бубнил Саша:
— Хотел соус к макаронам... А тут кассета с Ричи Блэкмором... Я же балдею... Потом смотрю — горит. Да ты что плачешь!

Вымою я плиту! Хочешь, твою любимую песню поставлю, хочешь? Мигом!
Я уткнулась носом в книжку, рассматривая, как капли слез расплываются на пожелтевших страницах в большие темные кляксы. Стены квартиры сотрясались от музыки. И высокий мужской голос нежно выводил: «Шерри, шерри леди...»
Все еще расстроенно сопя носом, Саша подобрался к комоду и взял связку ключей. Небрежно поигрывая ими, он уже с безопасного расстояния спросил:
— Мариш, я в гараж слетаю, ничего?
Не дожидаясь моего ответа, выскользнул за дверь. Вытерев слезы, я огляделась вокруг уютная кухонька все еще была полна дыма, на плите застыла корка соуса, которую придется отдирать чуть ли не зубами, да и обед все еще не готов.

Мой взгляд остановился на книге. «Руанский соус покоролевски», — повторила я вслух. Представив Сашу в короне, горностаевой мантии, со скипетром и державой в руках, я расхохоталась. Бедные повара!

Будь мой супруг действительно королем, они бы не отходили от плиты ни днем, ни ночью, иначе не сносить им головы.
Песня закончилась, и только теперь я услышала, что телефон настойчиво разрывается от звонков.
— Это из фирмы «Интеримпекс», — проговорил мягкий мужской голос. — Мы бы хотели предложить вам работу: поездку в Уренгой с двумя нашими представителями. Вылет завтра утром, оплата, как всегда, наличными. Ждем вас завтра в восемь в аэропорту.

Вы согласны?
У меня неприятно засосало под ложечкой. Доклад паразитологов был еще не закончен. С другой стороны, отказаться от такого выгодного предложения было бы безумием.

Конечно, согласилась.
Сейчас же надо было решать, что первично — паразиты или обед? Кротко вздохнув, я пошла на кухню. Через два часа явился румяный с мороза муж. Он остановился на пороге, чутко втягивая носом воздух, как гончая, чующая дичь, и радостно воскликнул:
— Свининка!
Проходя мимо отмытой све



Назад