a7ba2b4f     

Бурцев Андрей - Нашествие



А.БУРЦЕВ
НАШЕСТВИЕ
1
Коля Рюмин вешал картину, стоя на табуретке. На картине
- разумеется, копии - пенилось бурное море Айвазовского. Ко-
ля локтем прижимал раму к стене, пальцами этой же руки дер-
жал гвоздь, а второй, отягощенной молотком, забивал гвоздь в
стену. Настроение было настолько прекрасное, насколько может
быть у молодого - двадцать семь лет - специалиста, лишь по-
завчера въехавшего в новую квартиру. Квартиру эту Коля выби-
вал из Бюро три года и получил только потому, что считался
перспективным конструктором.
Во время третьего удара задребезжал противный дверной
звонок - надо сменить на более мелодичный, - рука дрогнула и
молоток вместо гвоздя саданул по пальцу. Молоток и картина
полетели на пол. Коля с шипением сунул горящий, словно ошпа-
ренный, палец в рот, мысленно осыпая проклятиями звонящих.
Никому из друзей адрес он еще не давал, желая сперва обуст-
роиться, а уж потом созвать на новоселье. Наверняка, соседи
- помочь что-нибудь перетащить. Дом был новехонький, въехали
все разом и многие еще не решили все проблемы переезда.
Коля слез с табурета и, мотая в воздухе рукой, прошле-
пал босиком в прихожую.
За дверью стояли двое, при виде которых досада Коли еще
больше усилилась, несмотря на нелепость этой пары. Высокая
объемистая старуха в завязанном по-деревенски платке и длин-
нополом тулупе, и тощий, жилистый, но казавшийся рядом с ней
маленьким старик в старой обдерганной телогрейке и нелепой
ушанке. Отвязанное ухо шапки свесилось на бок и придавало
ему вид обиженной дворняги.
Не успел Коля и слова сказать, как очутился в душных
рыхлых объятиях, а над ним запричитал тонкий голос старухи:
- Здравствуй, внученька-а! Ну, наконец-то мы с тобой
свиделись, родненький! А мы тебе гостинчиков привезли, на-
шенских, деревенских!
Задыхаясь в запахе псины, исходившем от тулупа, Коля
краем глаза увидел, как старик подхватил два объемистых че-
модана - черных, угловатых, обтянутых по довоенной моде дер-
мантином - и прошмыгнул мимо них в квартиру.
Коля ждал, когда старуха прервет причитания, чтобы объ-
яснить ей ошибку - что он не их внук и вообще ничьим внуком
быть не может, так как родственников у него нет, - но стару-
ха, завывая, сделала пару шагов вперед и буквально втолкнула
его в квартиру. Жалобно щелкнула позади закрывшаяся дверь.
Когда объятия разжались, они уже стояли в ярко освещен-
ной солнцем большой комнате, где казалось излишне просторно
из-за недостатка мебели. Коля глубоко вздохнул и раскрыл бы-
ло рот, но перед ним возник дед и с неожиданной силой сжал
колину руку так, что у того чуть не брызнули из глаз слезы.
- Здоровенько, внучочек! - пробасил дед, качая колину
руку вверх и вниз, словно ручку насоса. - Ну, и вздоров же
ты вымахал! Богатырь! Весь в родню! Вот дядька у тебя - мой
старший - тоже был...
- Да успеешь наболтаться, старый, - оттеснила его ста-
руха, успевшая скинуть тулуп и оставшаяся в линялось цветас-
том платье и неизменном платке. - Волоки чемоданы на кухню,
распаковывать будем... А мы там сальца привезли домашнего,
солененького, - расплылась она улыбкой Коле в лицо. - Ты,
небось, уж и вкус-то его забыл на городских харчах. - Она
стрельнула глазами по комнате. - Мы со старым здесь обосну-
емся. Здесь солнышка много, а старикам полезно погреть кос-
точки, - продолжала она, ковыляя по комнате вперевалку, как
утка. - Пока ты в другой, маленькой комнатке поночуешь, а
через несколько дней приедет Марфуша, так ты уж - не обижай-
ся - на кух



Назад