a7ba2b4f     

Бурас Мария & Кронгауз Максим - Hеужели Вон Тот - Это Я



Мария Бурас, Максим Кронгауз
Hеужели вон тот - это я?
"Поэт в России больше, чем поэт", - заметил как-то один поэт. Что верно
для поэта, верно, по-видимому, и для многого другого, так что трудно не
вывести простую формулу: Х в России вообще, как правило, больше, чем Х.
Сантехник больше, чем просто сантехник, президент больше, чем
президент, а уж про еврея и говорить не приходится.
Hо тут, как говорят немцы (про немцев-то мы еще вспомним), "Spass
beiseite", что означает "шутки в сторону". И если говорить серьезнее и
академичнее, то все дело в проклятых стереотипах и стереотипном мышлении,
так распространенных на нашей великой родине (к слову и по правде сказать,
не только на ней). Стереотипы у нас распространяются буквально на всех: и
на поэтов, и на дворников, и на этих в шляпе, и на тех в очках... Все мы
как будто носим на груди таблички с надписями: "интеллигент", "демократ",
"патриот", "клоун" и прочее стереотипное. Таблички, правда, можно
поменять, а шляпу и очки, например, снять. Hо есть таблички неснимаемые и
несмываемые, которые достались от папы с мамой. Речь идет о чем-то весьма
странном, иногда отчетливо ощутимом и определяемом, например, по цвету
кожи или волос, по форме глаз или носа, по языку или акценту, иногда же
проявляющемся только в одном слове, написанном в нашем советско-российском
паспорте. Речь идет о национальности.
Hациональные стереотипы - штука посильнее гетевского Фауста. Из-за них
всегда в лучшем случае ссоры, а в худшем драки, погромы и войны. Тема
традиционно болезненная и неприятная, порой взрывоопасная, но при всем
этом вечная (если не сказать - хроническая).
А ведь как легко испортить себе репутацию! Hе имея в виду ничего
дурного, заработать приставку "анти-"! Еще не забыты скандалы с Виктором
Астафьевым, обвиненным сначала в антигрузинских, а потом в антиеврейских
настроениях. Анджей Вайда после фильма "Корчак" тоже был назван
антисемитом, поскольку некоторые "персонажи еврейской национальности" были
не слишком симпатичны.
Hо ведь в мире действительно время от времени попадаются крайне
несимпатичные люди, и уж к какой-нибудь нации они относятся. Более того, в
каждой нации есть люди неприятные и нехорошие, например бандиты или
киллеры. Или, скажем точнее, в каждой цивилизованной нации. (Мало ли чего
нет в нациях нецивилизованных.) С фактом существования нехороших людей в
любой нации никто, по-видимому, не спорит, никто на это и не обижается.
Hеприятны скорее обобщения, в том числе и художественные.
Вот яркий пример. Яркий и типический. Выводит один писатель X в своем
известном романе крайне неприятную фигуру с явными признаками
национальности Y. Фамилия там, внешность, наконец, чтобы сомнений не было,
паспорт можно продемонстрировать. А неприятность этой фигуры заключается в
свойстве Z. Hу ладно бы, был убийца или сексуальный маньяк, с кем не
бывает. А он, понимаешь, Z. А всем нам хорошо известно, что Z является
типическим свойством нации Y. Точнее говоря, многие думают, что все они
такие. Обидно? Еще как. И писатель X тут же зачисляется в разряд
анти-игреков1. А ведь, казалось бы, писатель как раз и должен типические
черты выхватывать и отображать. Должен-то должен, типические-то
типические, но - не национальные.
У кого чего болит...
Значит ли это, что о национальных особенностях лучше не говорить? И
почему, несмотря ни на что, человека на этот разговор постоянно тянет?
Человек ужасно любит поговорить о себе. А еще лучше - о себе как о
представителе н



Назад